На перевыборах Михалкова в Союзе кинематографистов нашелся самовыдвиженец


фoтo: Свeтлaнa Xoxрякoвa
Виктoр Бaлaбaнoв.

Пoслe съeздa дeлeгaтoв приглaсили к прaздничным стoлaм. Прaвдa, бoльшaя их половина начала угощаться, когда их коллеги еще говорили со сцены. Так что пришли мы к опустевшим тарелкам. Там и поговорили с Виктором Балабановым.

— Некоторые думают, что вы засланный казачок и ваш выход специально спланирован…

— Люди часто судят о других по себе. Они не могут понять, что у кого-то наболело. Я не хотел выдвигаться. У меня и мыслей таких не было. Вы посмотрите, что происходит! Делегаты едят, выпивают, в то время как еще их коллеги говорят о наболевшем. Так не должно быть. Дайте людям высказаться, а потом проводите свои выборы. Кампанейщина, культ личности всегда мне претили. В актерской профессии важно сохранить в себе человека, чтобы было что сказать людям.

— Вас захлопали, выгнали с трибуны.

— Да, это было сильно. Но я все воспринимаю через любовь. Если думать, что все вокруг гады, не дали выступить, — тогда человек замкнется на себе. Михалков говорил: «Зачем поднимать вопрос, если он не будет решен?» Елки-палки! Либо мы пытаемся что-то изменить, либо сдаемся. Мне говорят: «А ты иди к Путину и ему все скажи». Да был я у него в приемной! Я же председатель местного отделения партии «Яблоко».

— Зачем вы с трибуны рассказывали, что у вас четверо детей и шестеро внуков?

— Люди же не знают, кто есть кто. Я, кстати, все делал, чтобы мои дети не стали артистами. Это же зависимая профессия. Я даже жену выбрал не актрису. Иначе наши дети дневали бы в театре и пошли бы по этой стезе. Выбор для меня всегда играл важнейшую роль. После того как я посмотрел «Гамлета» со Смоктуновским, решил стать актером. А в Москву из Оренбурга я когда-то приехал на съемки «Реального папы». В титрах я есть, а роли, по сути, нет. Ее сократили после того, как на чемпионате мира по футболу один из футболистов ударил противника. По сюжету фильма Михаил Пореченков, которому я был соперником, тоже должен был мне врезать.

— В Оренбурге вы в театре работаете?

— Служил там после Иркутского театрального училища. «Работал» — от слова «раб». Я провел там 12 елок, но администрация обманула. Баянист потом приходил бухой и кричал: «Балабанов, верни деньги!» Пришлось их занять и отдать ему. Но это было давно. Потом я уехал в Сарапул, где на комсомольском собрании познакомился со своей лучшей половиной. Я все и рассказал с трибуны, чтобы люди знали, какой багаж за мной, назвал свои роли. Их 126. При этом я — нищий. Купить жене пальто или шубку — целая проблема. Мы еле концы с концами сводим.

— А где же вы сыграли Молотовых и полтора Ленина?..

— Когда-то в Оренбург приезжал польский режиссер Ежи Гофман, чтобы снимать «Капитанскую дочку». Я побывал на его творческой встрече, рассказал, что репетирую Петю Трофимова в «Вишневом саде» и насколько поразил меня монолог о рабстве, который наш режиссер хочет вымарать. Я пригласил Гофмана на спектакль, и он пришел. Уже позже, узнав, что он ищет актера на роль Ленина в картину «Варшавская битва. 1920», нашел его через польские сайты. А польский язык я немного знаю. У меня бабушка была полька. Правда, я ее не видел. Ее в 1936 году, скорее всего, отравили. Она была поваром в зенитном училище, говорила с акцентом. Гофману я напомнил о нашей встрече, и он меня утвердил. Потом Рауф Кубаев написал сценарий, где авторитет на зоне играет в спектакле Ленина. Вот вам и полтора. А первого Молотова я сыграл у Кончаловского в «Ближнем круге». С 2006 года в кино у меня ролей больше, чем в театре. Предпоследняя — в «Золотом петушке» у Кирилла Серебренникова, где я играл преемника царя Додона — генерала, силовика, который по просьбе народа взял власть в свои руки. Кто это в наше время?.. Вот этого узурпатора я и сыграл.

P.S. Пока мы говорили, слово во время банкета брал Никита Михалков, чтобы в очередной раз произнести: «Никто из нас не держится за власть»

Лучшее в «МК» — в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.